Статті

«Жертвопринесення». Коли в Україні підкуп виборців став масовою технологією і як з нею боротися

«Жертвопринесення». Коли в Україні підкуп виборців став масовою технологією і як з нею боротися

16% вииборців готові продати свій голос за «гречку». Причому кількість охочих з року в рік зростає. Чому українці так низько цінують свої громадянські свободи і що з цим робити? (рос.)

 


Когда-то в Украине кандидат вполне мог пройти в Верховную Раду без больших финансовых затрат, опираясь исключительно на свою харизму, идейные убеждения и удачно выстроенную агитационную кампанию. В кризисном 1994 году, когда в стране галопировала инфляция, а средняя зарплата едва дотягивала до $15 в месяц, избирателю даже такая мысль в голову не приходила — продать свой голос. Хотя бы потому, что никто ему этого не предлагал.

С начала же нынешней избирательной кампании полиция зафиксировала уже более 260 сообщений о правонарушениях, связанных с выборами. По одному из них информация внесена в Единый реестр досудебных расследований по 160 статье Уголовного кодекса, предполагающей ответственность за подкуп избирателей. Судя по всему, это только начало.


Пирамида Шуфрича

 

"На всю свою кампанию в 1994 году я истратил $400 — фактически все запасы семьи", — вспоминает правозащитник Владимир Чемерис, один из лидеров студенческого движения 1989–1990 годов. Тогда в Верховную Раду ІІ созыва он прошел по одному из округов Львова. Чемерису помогали львовские друзья — участники студенческих забастовок и Революции на граните: рисовали гуашью плакаты, клеили на столбах листовки, агитировали по принципу "от дверей до дверей", проводили встречи с избирателями у церкви и даже на базаре.
Все это происходило, когда в Украине политика еще не превратилась в профессию и не стала разновидностью бизнеса. "В парламенте нашего созыва практически не было богатеньких Буратино. В то время они еще не сориентировались, что можно инвестировать в депутатство для получения прибыли", — делится соображениями Чемерис. Первые случаи подкупа избирателей, считает он, зафиксированы в 1996 году, когда на довыборы в парламент по десяткам мажоритарных округов пошли бизнесмены и банкиры. "Так начиналась политическая карьера малоизвестной на то время представительницы ЕЭСУ Юлии Тимошенко. В 1996-м она сумела понравиться избирателям, массово газифицируя села в своем округе", — вспоминает политик.
Политические старожилы утверждают, что романтический период украинской политики закончился к 2000 году, когда подкуп избирателей перестал быть точечным и масштабировался до размеров всей страны.
"Первые массовые "сетки" применили в 201-м округе Черкасской области на довыборах в ВР летом 2002 года", — рассказывает Фокусу Игорь Попов, народный депутат, долгое время возглавлявший Комитет избирателей Украины (КИУ). Тогда электоральные состязания в этом округе неожиданно для конкурентов выиграл член СДПУ(о) Нестор Шуфрич, который не вел активную агитацию в местных СМИ и практически не тратился на билборды.
Кампания Шуфрича была построена на организации пирамиды по принципу многоуровневого маркетинга. Наблюдатели КИУ тогда зафиксировали, что избиратели получали, по разным данным, от 20 до 50 грн. По тогдашнему курсу это было около $5–12. Прокуратура Черкасской области возбудила уголовное дело по фактам подкупа избирателей, а Юрий Луценко, возглавивший в 2005 году Министерство внутренних дел, пообещал быстрое расследование этого дела и сообщил, что в ходе следствия "опросили более 1,5 тыс. человек, которые брали или которым обещали деньги за голосование в пользу Шуфрича". Но до суда дело так и не дошло.


"Бабушки" Черновецкого


Если в 2000-х годах недобросовестные кандидаты пытались снискать расположение избирателей, раздавая продуктовые наборы, то десятилетие спустя технология изменилась. Более распространенными стали адресные подарки, строительство детских площадок, ремонт подъездов в многоквартирных домах. В истории зафиксировано немало связанных с этим курьезных примеров. Так, в 2014 году харьковским пенсионерам якобы от имени кандидата в депутаты ВР раздавали сертификаты на бесплатное место на кладбище. А в селе Володькова Дивыця на Черниговщине кандидат в депутаты от "Народного фронта" Александр Кодола накануне выборов установил детскую площадку. Однако та простояла недолго. После того как Кодола проиграл выборы, он поспешно демонтировал площадку и вывез ее в неизвестном направлении.
Почти два десятилетия алчущие власти щедро засевали электоральные поля сахаром, рисом, лекарствами, конфетами, банками сгущенки и даже велосипедами. Да-да, почтальоны города Лебедин, что на Сумщине, в 2015 году получили в подарок от депутата от "Батькивщины" новенькие велосипеды.
Но главным символом вульгарного подкупа избирателей стала гречка. Эксперты этот "избирательный" продукт связывают с именем бывшего градоначальника Киева Леонида Черновецкого. "Раньше гречку раздавали хаотично, но именно люди Черновецкого возвели ее в систему, построили разумную, техническую модель охвата избирателей", — утверждает Юлия Тищенко, аналитик Украинского независимого центра политических исследований. Создатель Правэкс-банка в 2000-х годах входил в десятку богатейших людей Украины, поэтому имел возможность щедро вскармливать одну из своих многочисленных слабостей — жажду политической власти. Черновецкий трижды безуспешно баллотировался в Верховную Раду и даже участвовал в президентской гонке 2004 года, получив менее 1% голосов. Фортуна улыбнулась ему в 2006 году, когда Черновецкий, выиграв поединок у Виталия Кличко, набрал 31,8% голосов и стал мэром Киева.
Пожалуй, Черновецкий был первым, кто догадался "подкармливать" электорат не только в ходе избирательных кампаний, но и в "межсезонье". В продуктовые наборы, которые от его имени раздавали преимущественно пенсионерам, входила гречка. В то время практически все пенсионеры столицы регулярно снабжались такими продпайками. "Наш штаб находился в особняке на улице Лаврской на Печерске, — рассказывает Фокусу Андрей К., работавший в 2005 году в штабе Олеся Довгого, одного из хедлайнеров "молодой команды" Черновецкого. — Мы не занимались формированием этих продовольственных наборов, но из разговоров в офисе я понял, что кому-то удалось найти гречку по бросовой цене, поэтому ее закупили невероятно много".
Считается, что Леонид Черновецкий победил на выборах благодаря вот такому обмену гречки на голоса пенсионеров. Часть электората, которая легко ведется на подобные уловки, с тех пор называют "бабушками Черновецкого".


Цена избирателя

 

Скупка голосов — изобретение вовсе не циничных отечественных политтехнологов. Такие явления типичны для автократий или бедных стран с незрелой демократией. В стране с более-менее высоким уровнем благосостояния гражданину вряд ли придет в голову обменять свое избирательное право на ничтожный килограмм крупы. "На одной из международных конференций я слышала от коллег из Венесуэлы о массовом подкупе избирателей: во время предвыборной кампании Уго Чавес одаривал крестьян стиральными машинками и бензином для мотороллеров — это самый распространенный транспорт в стране, — рассказывает Юлия Тищенко. — В итоге граждане Венесуэлы получили президента, который довел страну до банкротства. Киевляне же в 2006 году получили недееспособного мэра, команда которого раздерибанила земли города". По данным, озвученным правоохранителями в 2011 году, Черновецкий и его команда раздали в частные руки рекордное количество муниципальных земельных участков — около 3 тыс. га общей стоимостью около $10 млрд по тогдашнему курсу. Такова цена беспринципности избирателей, меняющих голос на гречку.
История с избранием Черновецкого, и не только она, показывает, что подкуп — эффективная технология. Но что заставляет людей голосовать за такого кандидата? Ответ на этот вопрос находится в сфере иррационального. "Наверное, некоторые не интересующиеся политикой неидейные избиратели, получив подарок, считают себя в определенной мере связанными с этим кандидатом. Проголосовав за него, они будто бы отдают "долг", — предполагает Владимир Чемерис. — Даже если во всем округе такой логикой руководствуются 2–5% избирателей, этот показатель может серьезно повлиять на результат выборов".
Cогласно опросу, проведенному в 2018 году Киевским международным институтом социологии, 15,6% украинцев готовы обменять свой голос на "гречку". Причем респонденты отмечают, что их решение будет зависеть от суммы и обстоятельств "торга". Шесть лет назад, как свидетельствуют данные опроса фонда "Демократические инициативы", проведенного в 2012 году, таких людей было меньше — свой голос согласны были продать 10% украинцев. "Это только те, кто откровенно ответил социологам. А сколько еще респондентов не признались в своих намерениях? Реальная картина, к сожалению, значительно хуже", — уверена координатор общественной сети ОПОРА Ольга Айвазовская.
Причина такого положения дел, по мнению экспертов, не столько в бедности, сколько в дефиците доверия к политическим институтам и особенно к партиям. Люди разочарованы и не знают, за кого им голосовать. Юлия Тищенко уверена, что если бы украинцы четко понимали, что, проголосовав за кандидата X, они получат решение своих проблем, то не стали бы мелочиться и продавать свой голос за пару-тройку сотен гривен.
Решить проблему подкупа избирателей, по мнению многих политических экспертов, можно в случае отказа от мажоритарной системы выборов, перейдя на пропорциональную избирательную систему с открытыми списками. "В нашем случае мажоритарная составляющая крайне вредна — это окно для подкупа избирателей и удобный способ для олигархов влиять на политические решения в стране через своих депутатов в Верховной Раде, — говорит Тищенко. — К сожалению, политический класс не готов к изменению избирательного законодательства, поэтому, невзирая на протесты общественности, депутаты не проголосовали за "открытые списки". Выборы-2019 снова пройдут по законам, принятым в 2012 году в угоду команде Януковича".


Посадка "гречкосеев"


Появившаяся в 2014 году в Уголовном кодексе Украины статья за подкуп избирателей предусматривает от двух до пяти лет лишения свободы для организатора подкупа и до двух лет за решеткой или общественные работы на такой же срок для продавца голоса. Преду­смотрено наказание также за неденежный подкуп, то есть ответственность наступает за все разновидности электоральных подношений. "Закон дает возможность привлекать к уголовной ответственности не только за купленный голос, но даже за обещание взять за это деньги. То есть если вам предложат деньги и вы согласитесь их взять, в этом уже будут признаки уголовного правонарушения", — подчеркивает Ольга Айвазовская.
Для страны, в которой никогда ранее не сажали за фальсификации и подкуп на выборах, такие законодательные изменения прогрессивны. Так, эксперты ОПОРЫ проследили, что после местных выборов 2015 года и первых выборов в объединенные территориальные громады суды вынесли приговоры относительно 81 гражданина, уличенных в избирательных фальсификациях. 38 из них оштрафовали на сумму от 510 до 8,5 тыс. грн, остальные получили тюремные сроки от одного до пяти лет. Многие — условно.
Впервые рука украинской Фемиды дотянулась и до скромных "гречкосеев". Осенью 2015 года в Черновцах осудили трех студентов, покупавших голоса в студгородке в пользу кандидатов в депутаты горсовета. Тогда студенты отделались штрафами и исключением из университета. В конце же 2018-го в судебной практике появился прецедент — за подкуп избирателей жительницу Килийского района Одесской области приговорили к пяти годам лишения свободы.
Расследовать и доводить до суда такие дела непросто. Система скупки голосов выстроена по принципу сетевого маркетинга: каждое звено вербует свой круг доверенных лиц, те — следующий, и так далее, насколько у организаторов хватит ресурса. "Чтобы выйти на заказчиков такой сети, нужна качественная и высокоорганизованная работа правоохранительных органов. В частности, необходимы агенты, которые будут интегрированы в сеть и смогут собрать надлежащие доказательства для суда", — полагает Ольга Айвазовская.
Сегодня подкуп избирателя не является особо тяжким преступлением, поэтому проводить следственные действия на месте события нельзя, как нельзя и задерживать участников правонарушения. Таким образом, к ответственности привлекаются организаторы сетей самого низкого уровня. Еще не было случая, чтобы за фальсификации избирательной документации или подкуп избирателей наказали лицо или политическую силу, в интересах которой исполнители совершали эти уголовные преступления.
Две предвыборные гонки подряд, которые предстоит пережить стране в этом году, вряд ли пройдут без массового "гречкосейства". Но шанс отправить это явление на свалку истории все-таки есть — общими усилиями неподкупных граждан, беспристрастных наблюдателей, принципиальных сотрудников правоохранительных органов и нежелающих быть замешанными в фальсификациях политиков.


Олена Зварич («Фокус», 02.02.2019)

Breadcrumbs